г. Уфа, ул. Пугачева, 300
т.: +7 917-485-17-31
mail@kuznica.com Заказать звонок
От первой мировой войны до наших дней

От первой мировой войны до наших дней

Отступления Кайзра от мольберта живописца к наковальне и горну продолжаются в последние годы. В 1972 г. он создал совместно с Густавом Семераком кованую монументальную композицию для электротехнического треста во Франкфурте-на-Майне. Уже заказ на работу страны с такими богатыми традициями в области художественной ковки был свидетельством признания чешского кузнечного искусства, а установка скульптуры в просторном помещении вестибюля подтвердила, что произведения чешской школы можно смело поставить в один ряд с творчеством развитых европейских стран.

Последняя работа Кайзра — кованая скульптура, которую он назвал «Древо жизни». Она должна быть установлена в первоклассном магазине в Хомутове. Одновременно он создал для того же интерьера две кованые решетки, которые на редкость хорошо гармонируют со скульптурой.

Академическая художественная студия не была препятствием и для Йозефа Цисаржовского. Во второй половине шестидесятых годов он склонился к своему первоначальному ремеслу — кузнечному. Кузнечному делу он выучился на заводе «ЧКД-Прага», и его возвращение к пластическому выражению в кованом железе после подкрепления живописью самобытного художественного дарования по-своему закономерно и логично. Его творческая работа с огнем и кувалдой направляется и осуществляется в соответствии с четкой программой.

Цисаржовский стремится, подобно Бенеттоне в Италии, поставить ковкую сталь в один ряд с классическими скульптурными материалами такими, как бронза, камень, глина или дерево. Поэтому и доминирует в его творчестве фигурная скульптура. Примером этому могут служить две скульптуры, выполненные в 1969 г. для Национального института здоровья в Пршибраме. Там же Цисаржовский использовал аналогичный фигурный мотив мужчины и женщины в барельефной форме. Из его декоративного и прикладного творчества следует назвать кованые витражи для королевского зала в Писецком граде, застекленные кованые двери, помещенные при входе в зал графики Национальной галереи во дворце Кинского в Праге, а также кованую решетку, образующую ограду страговского кладбища у церкви святого Роха. Стремление к интересным оптическим эффектам, которое проявляется в этих работах, является еще одной характерной чертой творчества Цисаржовского. Она встречается особенно в его последних экспериментах, заключающихся в комбинации стекла и кованого железа; в этом случае использованы самые современные технологические процессы для создания интересных художественных эффектов при полном сохранении самобытности обоих материалов.

Если встречаются художники, пришедшие к кузнечному искусству от живописи, то, естественно, есть и такие, которые исходят из чисто скульптурного взгляда на материал. Таковым является еще один яркий представитель мастеров современной чешской художественной ковки Карел Юнгвирт.

Он учился у проф. Б. Стефана и приобрел изысканное чувство связи материала и пространства. Юнгвирт воспринимает их в диалектическом единстве; поэтому в кузнечном творчестве он остается чужд использованию дешевых эффектов или насилия над готовым изделием в виде дополнительной отделки его поверхности — операции, на которую так часто соблазняются современные художники, работающие с кованой сталью.

Стремление к чистоте формы заметно уже в его ранних работах таких, как решетки ограды монастыря в Ждяре-над-Сазавой, а также во всех последующих работах, будь то мелкие кованые изделия, например Приз Дечинского якоря, Приз Чехословацкого фильма, или монументальные изделия, из которых упомянем вольную композицию для города Костелец-над-Лабем и в особенности одно из последних произведений Юнгвирта — памятник Лидице. Он признан лучшим в конкурсе на новое оформление Лидице. Его идея, замысел, драматический стиль оформления вносят в сферу современного, вдохновленного кузнечным ремеслом искусства новые элементы и открывают перед ним пути дальнейшего развития его возможностей.

При кратком описании современной чешской художественной ковки нельзя не упомянуть и о тех, кто владеет прежде всего ремеслом. Их большая заслуга состоит в том, что они являются опорой художникам, обращающимся лишь время от времени к реализации своих работ в кованой стали. Это мастера кузнечного ремесла, которые сами занимаются творческой деятельностью. Еще сохранились в памяти пражские мастера Иех и Кадлец или уже упоминавшийся мастер Фрблик. Их мастерство в кузнечном деле было легендарным. На месте Фролика теперь работает Рудольф Полак. Он является ведущим мастером кузнечной мастерской художественных ремесел в Праге, которая имеет много разнообразных заказов, от реставрационных работ до сотрудничества с художниками. Рудольф Полак стремится удержать уровень выдающегося ремесла, высоко поднятый его предшественником, выполняя одновременно ряд самостоятельных работ и занимаясь реализацией эскизов Владимира Яноушека, Рудольфа Свободы, Ольбрама Зоубка и Евы Гавелковой. Он участвовал также в реставрационных работах в Пражском граде под руководством архитекторов Цубра, Пиларжа и др. Если сюда прибавить еще художественное и организационное руководство мастерской, то объем его работы окажется вполне достойным уважения.

Если же рассматривать деятельность Рудольфа Полака в аспекте развития современной художественной ковки, то прежде всего необходимо принять во внимание его собственное творчество, а также некоторые его работы в соавторстве. Одним из наиболее выразительных примеров этого рода является решетка задних входных ворот Слатинянско-го замка; можно также упомянуть решетки и кованые украшения магазина в Словацкой избе в Праге или вторые, передние ворота в Слатинянах. Все эти работы являются выразительными примерами использования опыта классического ремесла, особенно в соединениях, которые он использовал как современный художественный элемент. Еще одна решетка, изготовленная Ползком, находится в отеле на Рабыни. В ней он использовал декоративную деталь — кованого рака — включив ее в структуру решетки с очевидным желанием вписаться в интерьер. В таких скульптурных деталях можно уловить намек на его попытки к ковке свободной пластики, подобной тем работам малых размеров, но очаровательных по своей динамике, которые представляли чешское кузнечное искусство на высшем смотре европейских кузнецов в Линдау.

Следует упомянуть о наиболее известных соавторских работах Рудольфа Полака, в которых также видно его высокое мастерство, дополняющее художественный замысел. В сотрудничестве с Ольбрамом Зоубком при изготовлении кованых фигур для здания областного национального комитета в городе Усти-над-Лабем, задуманных как символ Северочешской области, Полак использовал тщательно и точно выполненный сварной шов, который стал впечатляющим элементом реализации замысла всего произведения.

При изготовлении кованой стенки для аптеки в Праге-Нусле совместно с архитектором Людвиком Чехом он попытался использовать комбинацию стекла с цветными металлами. Ему удалось приспособить технику исполнения к художественному замыслу и в результате добиться изящного сочетания металла со стеклянными деталями.

Подобно Рудольфу Полаку ищет точный художественный образ и «правоверный кузнец» Альфред Габерманн. И хотя он работает в мастерской в йиглаве, удаленной от пражского культурного центра, это не является для него помехой. Альфред Габерманн предан ковке телом и душой, он учился у всех известных кузнецов-художников Европы. Фриц Кюн, Петере и Бенеттоне были его учителями и служили ему примером.

Работы Габерманна можно найти не только в Праге и на его родине в йиглаве, то также и в других чешских и моравских городах: решетка святого Микулаша на Малой Стране, кованые украшения в ресторанчике «У золотого кувшина» на Мелантриховой улице в Праге, солнечные часы в Дяблицах под Прагой. Для Ческе Крумлова он выковал ворота ограды бывшего иезуитского монастыря. Входные ворота, изготовленные Габерманном, находятся также в Загребе-на-Мораве и в замке Велке Лосины. Ворота для Моравского музея в Брно были его экспонатом в Линдау, а за границей находятся три его работы — ворота в Москве, Лозанне и кованая фигура в академии у проф. Бенетонне в Италии.

Из последних работ Габерманна известны скульптура и кованая люстра в отеле на Медлове, обе работы монументальных размеров.

Габерманн пренебрегает какими-либо приемами облагораживания или отделки материала. Его основным изобразительным средством является ковка в естественном виде.

Соединения он выделяет, рассматривая их во многих случаях в качестве художественного элемента, а там, где хочет подчеркнуть современный характер работы, использует, скажем, нетрадиционную газовую сварку. Однако современные методы обработки Габерманн использует исключительно для оригинальных работ. При реставрации памятников он применяет только традиционную технику, скрупулезно стремясь не нарушить первоначальный характер работы.

Наряду с мастерами, имена которых уже известны и представлены успешными работами, необходимо признать и стремление ряда молодых кузнецов, недавно окончивших художественные школы, к оригинальному выражению. Это создает предпосылки того, что значение искусства кувалды и горна и дальше будет возрастать, а добрые традиции чешского кузнечного ремесла найдут достойных продолжателей.

Из плеяды молодых назовем хотя бы Вацлава Свободу и Петра Цисаржовского. Они только начинают приобретать известность благодаря своим достаточно- выразительным работам.

Вацлав Свобода вырос в семье с кузнечными традициями. Основы кузнечного искусства он изучил в турновской школе, а навыки скульптурной работы получил в специальной школе репродукционной скульптуры в Горжицах. Уже в первых работах он показал, что чтит материал и как мастер несет за него полную ответственность, что хорошо откованное изделие не требует каких-либо дополнительных художественных элементов, ибо достаточным украшением его является почерк кузнеца. Он не признает комбинаций различных металлов. Если кованую сталь можно воспринимать в ее первозданной красе, то она должна быть взята чистой, либо по крайней мере в комбинации с другими природными материалами такими, как камень, дерево, в некоторых случаях грубо выплавленное стекло.

Две настенные скульптуры, разделительная решетка и вывеска для отеля в Пржигразе, а также настенный барельеф в Горжицах и осветительная рампа на центральном телефонном предприятии «Дукла» в Пардубице являются первыми работами Свободы, которые он создал в соавторстве со своим учителем — проф. Бергманном. Решетки и скульптуры в ареале летнего кинотеатра в Прахатице он выполнил совместно с художником Любеком Бурианеком. В некоторых работах Свободы видны попытки создания свободной пластики; подобные работы он продемонстрировал на выставке «Флора» в Оломоуце. Он сотрудничал также с Йозефом Немецом при изготовлении разделительной решетки для Центрального дома армии. Начал сотрудничать он и с Миланом Реселом.

Характерно, что в поисках точного выражения замысла Свобода весьма часто меняет соавторов. Из замысла он не только черпает творческое вдохновение для создания действительно самобытного произведения, но и убеждение, что проект должен соответствовать требованиям и свойствам материала, а ни в коем случае не наоборот. Восприимчивое художественное чутье в сочетании с верой в чистоту кузнечного ремесла действительно может привести его очень скоро к созданию оригинальных самобытных произведений. И этот поворот станет интересной вехой на его творческом пути.

Еще один молодой представитель чешского кузнечного искусства — Петр Цисаржовский — учился в йиглавской кузнечной мастерской у Альфреда Габерманна, а продолжил учебу по линии скульптуры в Высшей художественно-промышленной школе в Праге у профессоров Малейовского и Соукупа. Таким образом, на поприще искусства он выходит вооруженный хорошей практической выучкой, и его первые работы дают основание предполагать, что добившись необходимого совершенства изобразительной формы и углубления художественного замысла, он может в ближайшем будущем создавать интересные и самобытные произведения. Точно так же Я. Пиша, получивший хорошую базовую подготовку в турновской школе художественной ковки и практическую подготовку при реализации в мастерской ряда чужих проектов, проявляет стремление к самостоятельному творчеству, создавая самобытные фигурные композиции, отмеченные чутьем скульптора.

Богатство самых разнообразных тенденций и значительные творческие усилия отдельных художников проявляются как в чешском, так и в европейском масштабе. Даже из краткого обзора ясно, что можно предсказать дальнейший рост и развитие кузнечного искусства. Уже сегодня полностью доказаны неограниченность выразительных средств и возможность постоянно и настойчиво их совершенствовать в процессе развития современных течений изобразительного искусства во всех его проявлениях. Последние годы развития художественной ковки также подтвердили, что тот путь, на который она вступила и который начинается с возрождения ремесла в смысле достижения совершенства овладения материалом с помощью традиционных способов обработки, создает прочную основу для творческих достижений в борьбе с материалом. А то, что подобная борьба является принципиальной сущностью всех без исключения современных видов художественного творчества, — совершенно бесспорно.

Leave a Comment

(required)

(required)


(required)

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>